Четверг, 21 мая 2020 16:45

Таёжный диверсант

В жаркое августовское лето 1978 года мне неожиданно удалось побывать на рыбалке в Павлодарской области, в пойме реки Иртыш между пос.Шарбакты – Лебяжье, а также лесостепной зоне пос. Шалдай и Чека. С тех пор, бывать в тех местах мне не приходилось, однако в памяти навсегда остался тот первый, редкий случай встречи с росомахой. Мой новый товарищ Николай Грибас, с которым меня познакомили производственные обстоятельства, предложил мне поехать к его дедушке в поселок Шарбакты, благо у нас были свободные четыре дня, сидеть и ждать в душном городе, когда нам подкинут работу, было нудно и тоскливо, и я согласился, предварительно позвонив начальству в Алма-Ате о вынужденном простое.

После обеда выехав из г.Семея, мы с Николаем уже тряслись в кабине самосвала ЗИЛ, по дороге несколько раз останавливались залить воду в радиатор, остудить двигатель. Я уже внутренне ругал себя, что согласился на эту поездку в жаркую, душную погоду. Приехав в пос.Шарбакты, мы пересели на бортовой ГАЗ -51 знакомого Николая и поехали на хуторок к деду, живущему на берегу Иртыша. Приехали в темноте, дед с семьёй ложились спать, однако, увидев нас, обрадовался приезду внука и велел своей старухе накрывать стол, ну а дальше все как положено – салаты, помидоры, солёные огурцы, рыбный хе, выпивка… легли в три часа ночи. По просьбе Николая, нам постелили постель на сеновале. Над длинным зимником скотного двора, с реки дул тёплый, прохладный ветер, усталость сморила нас.

Проснулись мы на предрассветном сумраке от визгливого лая собак, кудахтанья кур и индюшек на насесте. Николай, надев трико, спустился по приставленной к сеновалу лестнице вниз, я, свесив ноги с сеновала, вглядывался в шумный курятник, куда как молния рванул молодой крупный пёс, затем, дико взвизгнув, выбежал испуганно из сарая, второй взрослый пёс, неистово рвался на цепи в углу двора. Ничего не понимая, Николай взял в руки прислонённую к штакетнику забора лопату, из дома в семейных трусах вышел дед, а за ним в ночной рубашке старуха. Никто ничего не понимал, что за шум и переполох вокруг сарая. Подбадриваемый дедом молодой пёс снова ломанулся в курятник, послышалось рычание, лай собаки, свистящий рык и звук громкого дыхания какого-то зверя, затем ужасающий визг собаки, и молодой пёс с разорванным плечом выскочил из курятника и, скуля, сел возле штакетника огорода. По-прежнему мы ничего не понимали, что за зверь в сарае курятника, дед зашёл в дом и вышел из него с двустволкой и патронташем, передав его Николаю, снова вошёл в дом и вышел, держа в руках старое одноствольное ружьё, в левой руке были два патрона.

- Давайте подождём, чтобы стало светлее, никуда зверь не денется из сарая - сказал дед и запер дверь курятника. Пользуясь моментом, мы с Николаем оделись, затем одеваться в дом ушли дед и старуха. Все вместе, окружив дверь курятника, стали ждать расцвета, когда станет светлее во дворе.

За дверями курятника слышались тревожные крики кур и индюшек на насесте, тяжёлое дыхание, чуханье неведомого зверя. Мы все замерли, прислушиваясь к чуханью, затем в дальнем углу двора неистово залаяла собака на цепи. Мы все как ошпаренные кинулись к собаке, и увидели как от сарая, к густому тальнику у кромки реки, подкидывая переднею часть тела, тяжело бежит мохнатый зверь. Неожиданно зверь остановился и повернулся к нам всем телом, это был мощный, крупный, матёрый хищник тайги, от удивления дед прокричал протяжно «Кун-ну-у» и выстрелил в его сторону. Заряд тугим снопом ударил в воду, хищник всем телом развернулся и побежал в сторону реки, под прикрытие небольшого обрыва берега, образовавшегося от волн реки. Прозвучали ещё два выстрела Николая, но и они попали на

край обрыва, сбивая песок и сухую траву. Дед матерился матом, пытаясь перезарядить одностволку с заклинившимся патронником старого ружья.

- Ушла, ушла - кричал дед, пытаясь открыть ударом ладони патронник ствола. Мы стояли у кромки воды, прислушиваясь, как в густом тальнике шлёпает вода от бега убегающего от нас росомахи.

- Умный зверь, знает, как надо убегать от опасности - подытожил вояж хищника Николай. По возвращении домой дед устроил ревизию птичника, а затем устало проговорил:

– Ну, бог миловал. Вражина, слопал штук пять яиц в старой корзине, видать щенок помешал ему диверсию совершить сполна и поплатился за это порванным плечом. Николай, ты это, ему рану обработай и перевяжи, чтоб как на собаке зажила.

Во время завтрака во дворе послышался стук копыт лошади, выглянув в окно, старуха сообщила:

– Оспан приехал. Всполошился весь берег реки из-за этой вражины. Пока вы к реке с ружьём бегали, соседка с сыном к нам прибегала на ночной шум, видать, она и сообщила Оспану о нашей беде.

– Ты проходи, проходи Оспан, попей с нами чаю, – суетилась старуха.

Увидев соседа у себя в доме, засуетился и дед:

– Оспан раньше работал промысловиком – охотник, следопыт, теперь мы выследим зверя.

Откуда только появился этот вражина – этот таёжный диверсант. Ох, и пакостный этот зверь, вы

кушайте, кушайте мужики, может сегодня поесть некогда будет. Тропить вражину придётся, по следу видно - сильный зверь.

Позавтракав, прихватив ружья, Оспан, Николай и я сели на дедовский мотоцикл с коляской.

– Поехали к реке, осмотрим тальник. Надо определить направления движения росомахи и идти по следу, догоним, след от когтей хорошо виден,

– проговорил Оспан, закидывая ружьё за спину и садясь на заднее седло мотоцикла. От реки след зверя шёл через степь, виляя в направлении пос. Шалдай - Чека, пройдя километров 25, след спустился в дождевую промоину в степи, заросшую густым колючим кустарником, через значительный промежуток времени кустарник сменился зарослями тальника и молодого клёна у обочины проезжей дороги. Николай, зарядив двустволку спустился в промоину и осторожно пошёл по звериной тропе к зарослям клёна, Оспан, внимательно вглядываясь в промоину, пошёл вдоль неё сверху, я же, зарядив старую одностволку, стоял возле мотоцикла. Николай внимательно прислушивался к каждому шороху, внезапно он поднял руку, мы замерли. Затем по команде Николая все вместе двинулись вперёд. Хотя мы и ждали появления зверя, росомаха неожиданно появилась впереди Николая и залезла на противоположный склон промоины, прямо против Оспана. Два выстрела Николая и Оспана прозвучали почти одновременно, затем второй выстрел Оспана, и зверь в конвульсиях забился на краю промоины. Дрожь пробежала по всему телу зверя, и он несколько раз оскалив зубы, затих. Оспан присел возле зверя и начал его осматривать, указывая на левую переднюю лапу сказал:

– Это след от капкана, старый след.

Прощупав правую ляжку зверя, отметил:

- Этот белесый след от пули карабина, порвал мышцу, тяжело и долго заживала, наросты на ране. Затем двумя пальцами прощупав бок росомахи, заметил:

- Вот здесь пуля чиркнула по рёбрам зверя, тоже старая рана. Уложив зверя брюхом вниз, дважды провёл ладонью по спине и холке, добавил:

- Примерно месяц назад в него стреляли из мелкой дроби, кучности нет, видать стреляли торопливо, издалека.

Опираясь на ружьё, встал на ноги, накрыв ладонями стволы, заключил:

- Стрелянный, матёрый зверь, потому-то без боязни поселился возле проезжей дороги.

Росомаха, из семейства куньих, очень редок в природе, казахское название к у н у, занимает таёжную и тундровую зону Евразии, размером с сибирскую лайку, ведёт одинокий, скрытный бродячий образ жизни, лазает по деревьям, умный, злобный, смелый, настойчивый в преследовании добычи, имеет мощные челюсти, питается падалью, иногда внезапно нападает на молодняк лося, северного оленя, охотится на косулю, рысь, также питается мелкими зверюшками, яйцами птиц, ягодами, не боится запахачеловека, обворовывает зимники охотников,рыбаков и таёжных посёлков, суточный переходзверя до 50-100 км.

 Асылхан АРТЫКПАЕВ, Биолог-охотовед, краевед

Журнал "Qansonar" №4(20) 2018 год

Прочитано 279 раз
Оцените материал
(0 голосов)

footerlogo

 

«Информационно-развлекательный интернет-ресурс об охоте, рыбалке и активном туризме». Наши контакты +77010317229 (Whatsapp), mail@qansonar.com.
© 2020 Сайт Кансонар. Все права защищены. Разработка - Веб студия "IT.KZ"

Яндекс.Метрика